Сегодня группа «Тараканы!» — один из самых известных коллективов на отечественной рок — сцене и за рубежом. Ребята участвовали во многих рок – фестивалях, объездили в гастролях Россию и отыграли не один концерт на площадках других стран. За всю историю существования коллектива было выпущено 12(!) студийных альбомов, последний из которых записан в Дюссельдорфе.
Группа образована в 1991 году. Изначально она называлась «Кутузовский проспект» (место, где ребята выросли и проживали), позже была переименована на «Четыре таракана». Уже в 1992 году было выпущено первый альбом «Duty Free Songs». Позже группа потерпела изменения в составе: вместо Дениса Петухова вокалистом становится Дмитрий Спирин, а басистом стал Александр «Пэп» Потапов. В 1995 году ребята записывают альбом «Best Before…».
Все последующие годы коллектив активно работал над новыми песнями и альбомами, и радовал поклонников концертами и многочисленными клипами.
Сегодня у нас была возможность поговорить с вокалистом группы – Дмитрием Спириным.

— Расскажи немного о твоей жизни до группы. Чем ты занимался? Кто ты по профессии?
Д: До группы я учился в школе, а потом один год в техническом колледже. Я начал играть в группе в достаточно юном возрасте, еще не успев овладеть гражданской профессией.

— В детстве кем ты хотел быть? Или с пеленок рок-музыкантом?
Д: Нет, не с пеленок, но примерно с того возраста, когда человек начинает себя осознавать. Примерно лет с 11-12, когда я стал рок-меломаном и фэном множества групп, мне захотелось стать таким же, как и мои кумиры.

— Идея появления группы – случайность или цель, к которой вы шли долгое время?
Д: Нет, я не шел долгое время ни к какой цели. Мне просто хотелось стать рок — музыкантом, начать играть в группе, я знал, что рано или поздно это со мной обязательно произойдет. С того момента, когда мечта стать рок-музыкантом впервые меня посетила и до первой репетиции с рок-группой прошло, примерно, четыре года.

-Как вы начинали свой путь? Какими были ваши первые шаги?
Д: Мы пытались учиться  игре на инструментах, репетировать, сочинять свои песни и делать кавер- версии других. Мы пытались находить( и находили) дешевые или совсем бесплатные возможности репетировать и записываться. Ну и конечно выступали много и беспорядочно, старались вписываться в немногочисленные на тот момент фестивали.

— После какого выступления или интервью ты понял, что в вас действительно нуждаются, как в группе? Что вас хотят видеть и слушать?
Д: Наверное, после первого полноценного сольного концерта на вместительной московской площадке. То есть примерно через 10 лет после возникновения группы.

— У вас достаточно агрессивные мелодии, своеобразное звучание, свои оригинальные тексты. Но к этому вы каким-то образом приходили. На что вы ориентировались, когда искали себя? Возможно, были конкретные группы, которые стали примером?
Д: Да, таких групп множество. Достаточно взять любую классическую западную панк, хардкор или метал группу и вы попадете в наших детских или актуальных (а чаще -и то, и другое вместе) кумиров.

— Известно, что музыканты зачастую сами решают к какому направлению принадлежит их музыка, независимо от слов СМИ и поклонников, а некоторые и вовсе придумывают своё название). К какому направлению вы относите своё творчество?
Д: Я думаю, мы играем рок музыку, в которой сильны влияния панка разных сортов и эпох, рок-н-ролла, хард-н-хэви, временами хардкора. Мы никогда не придумывали ярлыка для себя, но вот уже некоторое время мы пытаемся разграничить группу и наименование «панк», под которым мы проходим у большинства отечественных любителей музыки. Ярлыки слишком ограничивают, мы же не хотим быть ограниченной группой.

— Кто пишет тексты?
Д: Я. Дмитрий Спирин, в основном. Некоторое количество текстов или текстовых задумок на последнем альбоме также авторства нашего гитариста Василия Лопатина.

— Как происходит процесс написания песни? Это случается внезапно, во время импровизаций или же вы преднамеренно встречаетесь с данной целью?
Д:В нашей практике, песня редко вылупляется из импровизаций. Мы можем случайно нарыть какой-то ход или риф, или характерный барабанный бит, и все это используем в дальнейшем. Но все-таки мы действуем по схеме «у песни должен быть автор». Кто-то, кто сочинил мелодию — ведь мотив это и есть, собственно, песня. Тот, кто способен сочинять захватывающие, запоминающиеся, яркие мелодии, рулит этой планетой, кроме шуток. Дальше мы совместно делаем аранжировку, прикидывая различные варианты, и я (или кто-то другой) пишу текст.

— Если бы вас попросили сыграть одну песню из вашего репертуара, которая лучше всего характеризовала ваш стиль, то какая бы это была песня? И почему именно она?
Д: «Самый счастливый человек на Земле». Это хоть и не самый типичный образец нашего песенного подхода (так как песня, фактически, представляет собой дуэт с хип-хоп группой Anacondaz, которые сами сочинили и начитали свои куски), тем не менее, во всем остальном это типичный продукт Тараканов! Мелодия, ходы, текст — во всем этом наш фирменный подход.

— Какое ваше выступление запомнилось больше всего?
Д: Мы существуем 23 года, таких масса.

-На каком самом необычном месте ты ставил автограф?
Д: На автомобиле.

— Часто ли вы устраиваете встречи с фанами?
Д: Не очень часто.

— К чему вы стремитесь как группа? Возможно, выступление на каком-то конкретном рок — фесте?
Д: Нет, к этому мы уже давно не стремимся. Нам важно вырваться за пределы русскоговорящего мира и посмотреть мир и поиграть в других странах, а может быть, кто знает, стать признанной частью мировой сцены. Мы имеем такое самоощущение, и теперь настало время попробовать его подтвердить в физическом проявлении.

— Какие у вас планы на ближайшее будущее?
Д: У нас пока нет никаких планов.

— Слава зачастую меняет людей. Ты сильно изменился со времён ваших первых выступлений?
Д: Не думаю. Еще до первых выступлений я чувствовал себя особенным, рок-звездой, вел себя с людьми заносчиво. Сейчас все тоже самое.

— Обычно музыкантов, находящихся в одной группе, связывает тесная дружба. Какие отношения у вас с ребятами в группе?
Д: Не могу сказать, «тесная дружба» — это то, что связывает музыкантов «обычно». У нас хорошие отношения, но дружбой, наверное, я бы их не стал называть.

— Как к твоему творчеству относятся твои родные и близкие? Находишь ли ты время на них или же музыка забирает всё?
Д: Я живу недалеко от моих родителей и помогаю им, по мере возможностей. Об их отношении к моему творчеству я не спрашивал уже лет 20. Не думаю, что они имеют какое — то о нем представление.

— Чем бы ты занимался, если бы не музыка?
Д: Сложно сказать. Наверное, просто употреблял бы наркотики.

— Что хочется успеть «before you die»? Возможно, посетить какие-то места или же сделать сумасшедший поступок?
Д: Мне просто хочется стать хорошим и нормальным.

-Как оцениваешь современную музыку и рок в отдельности? Прогресс или регресс?
Д: Я не слушаю современную музыку, все мои меломанские устремления остались в 60-70-80-90-х.

— С твоей точки зрения, появление новых возможностей по части обработки музыки идёт на пользу? Или же «живые» записи и выступления без «фанер» были лучше?
Д: Все зависит от материала и от артистов.

-Сейчас есть уйма разных рок – групп, которые только начинают свой путь. Что бы ты им посоветовал?
Д: Стараться быть.