«Princesse Angine» — это проект-абсурд, только так можно охарактеризовать русскоязычный музыкальный коллектив, базирующийся в Австрии и исполняющий музыку в стиле «терапевтический рок». В составе молодой группы — 9 музыкантов из 5 стран, и большую часть времени проект путешествует с гастролями по России, Австрии, Чехии, Германии и Израилю. Песни «Princesse Angine» отпускаются без рецепта врача и способствует борьбе с депрессиями, солнечными ударами и авитаминозом. В конце августа коллектив снова отправляется на гастроли в Россию.

Сегодня корреспонденту Rockpage.me удалось пообщаться с прекрасной вокалисткой группы Princesse Angine — Ксенией Островской.

Расскажите историю создания Princesse Angine.

—Пять лет назад в Вене, куда я уехала из Петербурга учиться на художника-графика, я решила осваивать гитару. По счастливой случайности мне посоветовали на роль преподавателя Светлану Кундыш, классическую вокалистку из Израиля. Гитариста из меня не вышло, но мы начали подбирать мои песни и даже отыграли несколько квартирников в Вене. Света познакомила меня с джазовой скрипачкой Никой Сапо, которая предложила мне «одеть» песни в аранжировки для струнного квартета, гитары и ритм-секции. С её помощью мы собрали довольно пёстрый, интернациональный состав из студентов и преподавателей консерватории и в марте 2014 года дебютировали в венском джазовом клубе «Порги и Бесс». С тех пор, кажется, уже целая жизнь прошла.

Скажите, что по-вашему мнению есть трудная борьба в музыке?

—У меня есть любимая песня британского исполнителя Ника Лоу (Nick Lowe), она называется «I live on a battlefield». Она очень точно отображает мои ощущения. Борьба в музыке для меня везде – она начинается на этапе аранжировки песни, продолжается бесконечными дискуссиями с музыкантами на тему отсутствия денег и заканчивается попыткой объяснить администратору музыкального паблика, почему он должен разместить у себя информацию о нашем концерте. Относительно легко мне даются только сами песни, и за это я бесконечно благодарна мирозданию. Всё остальное – пот и кровь, причём больше кровь.

Princesse Angine – это австрийская группа с российскими корнями, влияет ли на ваше творчество «Русский рок» или же больше музыка западных исполнителей вам по душе?

—Действительно, мои корни в «Русском роке». Я выросла на «ДДТ», «Кино» и «Аквариуме», в университете много слушала «Мельницу», «Земфиру», «Ночных Снайперов», Веню Д’ркина. В какой-то момент я практически перестала слушать музыку на русском, чтобы по возможности избежать сравнений. Сейчас я много слушаю «Arcade Fire», «First Aid Kit», «No Doubt», «Florence and the machine». Мои музыканты же слушают всё – от классики до панк-рока, поэтому на выходе у нас получается гремучая стилистическая смесь.

Princesse_Angine1_RP

Раньше утверждали, что рок – это музыка мужчин, и девушек не воспринимали в нем. Как вы думаете почему и что в рок принес женский пол?

—Начнём с того, большинство сфер деятельности стало доступно для женщин гораздо позже, чем для мужчин, так что, на мой взгляд, здесь нет ничего удивительного. Женщины привнесли в рок совершенно другую мелодику, другой характер написания песен, значительно обогатив эту музыкальную сферу. Но это ни в коем случае не оценочное суждение. Просто это здорово, когда есть и то, и другое.

Будучи ребенком, вы мечтали о своей группе?

—Конечно. Но у меня была серьёзная проблема – отсутствие своих песен. Решить мне её удалось только к 20ти годам.

Кто из роковых женщин для вас №1? Хотели бы вы быть на нее в чем похожей?

—Когда я впервые увидела на сцене Джанну Наннини, ей тогда было под шестьдесят, я поняла, что тоже хочу так прыгать по сцене в её возрасте. При этом она посылала такой заряд энергии, что Дунай кипел (концерт был на Дунайском острове в Вене). Я бесконечно уважаю музыкантов, которые пронесли через всю свою жизнь эту любовь к музыке, к сцене, к публике. На них хочется ровняться.

Что вас вдохновляет в работе?

—Я люблю наблюдать. Эти наблюдения за изменениями ситуации вокруг вдохновляют меня так же, как кого-то вдохновляет растущее дерево или ребёнок. В то время как осознание красоты, хрупкости и несправедливости этого мира даёт силы на вышеупомянутую борьбу.

Начиная свою музыкальную карьеру в дуэте, каким видели вы дальнейшее развитие группы? Ваши ожидания оправдались?

—Мы с самого начала хотели делать сложную, необычную музыку. Для этого нужен был нестандартный набор инструментов, поэтому мы и решили воплотить Никину идею со струнным квартетом. На мой взгляд, результат, а результатом можно считать наш дебютный альбом «Терапевтический рок», который вышел в прошлом году на петербургском лейбле «Бомба-Питер», стоил всех наших усилий. Но вообще, конечно, гораздо легче собрать на репетицию двух человек. Мини-оркестр координировать и возить на гастроли гораздо сложнее.

У вас тур по России, скажите, чего вы от него ожидаете?

—Каждый тур – это шаг на пути нашего развития. Гастроли меняют нас, меняют музыку, одни песни вылетают из программы, другие возвращаются в совершенно новом варианте. И, конечно, это возможность, чтобы нас услышали, возможность поделиться самым дорогим – нашей музыкой.

Вы сейчас полностью отданы творчеству, не мешает ли это личной жизни?

—С какой-то точки зрения наверняка. Я практически не умею отключаться от своей работы, всё в моей жизни подчинено ей. Но я никогда не умела по-другому и не страдаю от этого, «каждый выбирает по себе». Это тоже путь.

Princesse_Angine2_RP

Согласны ли вы с утверждением: «Все самое полезное в мире есть творение небольшого числа выдающихся личностей?»

—Нет, мне кажется, всё самое полезное в мире – результат диалога. Но выдающиеся личности тоже молодцы, конечно, куда без них.

Ксения, обсуждая музыку и тексты можете ли вы изменить свой прежний взгляд по тому или иному вопросу в результате серьезной дискуссии или в группе царит постоянно мир и согласие во всем?

—Учитывая, что большая часть группы у нас не говорит на русском, к текстам обычно вопросов не возникает. Я просто стараюсь сама отвечать за то, что пою. Насчёт аранжировок у нас случаются серьёзные споры, но в какой-то момент, иногда должно пройти много времени, песня «устаканивается». Конечно, никто не может знать, как мои композиции изначально звучат в моей голове, но в этом и заключается прелесть совместной работы. Мы вместе создаём форму, и одновременно я очень многому учусь у ребят.

Спасибо за интервью. Пожелайте, что-то своим фанатам.

—Желаем всем запастись солнцем и энергией на финальных музыкальных фестивалях этого лета, чтобы уверенно пережить зиму. До встречи на концертах!