«Немного Нервно» — странствующий дрим-фолк проект. За 8 лет издали 6 пластинок и стали любимцами нескольких тысяч поклонников «легкой» и «фолк» музыки во всем мире. Играли для своих слушателей в Эдинбурге и в сгоревшей лютеранской кирхе ХVIII века. Были отмечены в числе 100 лучших проектов в трибьюте «4000 лет «Аквариуму». Звучат на нью-йоркском радио для эмигрантов и являются постоянными гостями в Соединённом королевстве Великобритании и Ирландии.

Сегодня у корреспондента Rockpage.me была возможность пообщаться с душой коллектива, автором песен и вокалисткой — Екатериной Гопенко. Мы узнали у нее об отношении к славе, музыкальных вкусах и творчестве.

Давайте начнем интервью с презентации, расскажите немного о группе.

— Изначально, костяк «Немного Нервно» — музыканты из одного города. Из Запорожья, что в Украине. Город не то, чтобы совсем маленький, но все музыканты знают друг-друга, конечно. 7 лет назад я собрала «Немного Нервно» в составе трех человек: себя, флейтиста и парня, который просто тусил с нами и играл на тамбурине. А потом все остальные музыканты как-то сами собой стали притягиваться и играть с нами. Когда мы поехали безудержно кататься по России – стало происходить ровно то же самое. Люди в разных городах как-то незаметно начинали играть с нами и оставались) Наш состав и сейчас разбросан по разным городам – кто-то в Украине, кто-то на Урале, кто-то в Москве и Саратове. Но когда всё доходит до записи альбома или тура – все берутся за дело.

Но тяга к борцам с системой и сложным текстам осталась во мне навсегда

Как сами пришли в музыку и почему именно выбрали рок?

— На становление моего музыкального вкуса оказали влияние господа Вивальди, Моцарт и Брамс, которые не оставляли меня все 8 лет обучения в музыкальной школе. А потом произошло чудо. Когда мне было 13 лет, я ехала в трамвае по индустриальному району. Весенние заводы и многоэтажки медленно плыли за окном. И тут в трамвай вошел бомж. На нем были шапка-ушанка и перчатки с обрезанными пальцами. Бомж играл на гитаре и было на ней от силы 4 струны. Но поразил меня не этот образ лирического героя-борца с системой. До глубины души меня тронула песня, которую он пел: «С причала рыбачил апостол Андрей, а спаситель ходил по воде…». «Вот это да! — Подумала я, — написал такую песню!». Позже уже стало ясно, что написал песню не бомж, а группа «Наутилус». И для меня началась эпоха РОКА. Но тяга к борцам с системой и сложным текстам осталась во мне навсегда. Само собой разумеется, что просто слушать музыку я не могла. Мне непременно нужно было участвовать. Так все и началось.

Вы по образованию журналист, почему решили уйти в музыку?

— Однажды приходится решить, какое занятие в жизни для тебя важнее. Ты либо полностью выкладываешься по профессии, оставляя вечера пятницы для творчества… Либо бросаешь работу и делаешь творчество своей профессией. Для меня музыка – единственный способ чувствовать, что жизнь не проходит зря, что время мое не уходит в песок, пока я занята чем-то не тем. Я занята тем. И все не зря. И слава Богу.

Многие мужчины считают, что девушка, которая слушает, а тем более играет рок очень сильная, какие у вас есть слабости?

— Да я одно сплошная слабость. Я не люблю холод и громкие звуки, я робею в обществе новых людей, мне постоянно кажется, что я делаю все не достаточно хорошо и меня вот-вот разоблачат… Я не могу представить ни одного дня своего жизни без кофе и книги, я теряю волю при звуках хорошей музыки, я ужасно люблю марципан и новые города… Достаточно слабостей на один раз? ))

l_1

Вы гастролируете и в Украине и в России, нет ли каких-то политических проблем, и как вы смотрите на сложившиеся отношения между братскими народами?

— Моя точка зрения по этому вопросу проста. Как писал мой друг и поэт Влад Клён: «Важно быть человеком – даже с одной ногой». Войны затевают правительства. Некоторые проблемы возникают. Но наша аудитория – особая категория Людей, которая, как правило, разделяет многие наши взгляды на жизнь. Зло нельзя победить ненавистью. Зло можно победить только любовью.

В конце прошлого года ваша группа сыграла концерт в сгоревшей изнутрипитерской церкви – Анненкирхе, отличается ли атмосфера концертного холла от здания церкви? Не было какого-то страха «нашуметь» в таком месте?

— Да мы и не особо шумные, если что. А в церквях нам с тех пор доводится играть довольно часто – что-то резонирует в нашей музыке с этим стремлением вверх, которое лично у меня всегда возникает в храмах. В апреле я давала концерт в англиканской церкви Святой Марии в Лондоне. В августе даю еще один в церкви в Эдинбурге – в рамках фестиваля Fringe.

Над альбомом «День Габриэля» вам помогали работать ваши друзья-музыканты Владимир Кристовский и Денис Михайлов, как вам совместная работа, чувствовалось уже более «набитая рука» профессионалов?

— Конечно. Опыт – очень важная вещь в жизни музыканта. Работать с ними было легко и приятно. И речь сейчас не только об их профессиональных качествах. И Вова, и Денис – замечательные люди. Без намека на всякую «звездную болезнь», ответственные, с чувством юмора.

Вы записывались в четырех городах, почему вы так решили?

— Потому что наши музыканты живут в четырех разных городах. Ритм-секцию писали в Запорожье, скрипку – в Воронеже, основную гармоническую часть – в Москве, гитару – в Эдинбурге. В эпоху интернета можно творить совместно, не тратясь на самолеты и поезда.

У вас тексты на русском и украинском языках, кто их в основном пишет в группе и насколько важную роль они играют в творчестве коллектива?

— Я пишу песни. Тексты и музыку. Коллектив работает над аранжировкой и своими партиями. Роль текста в коллективе важна до неприличия – это ровно половина песни.

Немного Нервно — Пресс-релиз

Кого из женщин, которые добились успеха в рок-музыке вы можете отметить, на кого бы вы хотели быть похожи?

— Самоцели быть похожей на кого-то не было никогда. Ну, разве что — Дженис Джоплин. К моим годам она уже стала рок-звездой и умерла. Но быть похожей на нее мне уже поздно. Разве что – немного внешне, если с утра и без макияжа.

Путь к славе очень тернистый, на что вы готовы пойти ради нее?

— Ради славы – я бы и пальцем не пошевелила. Я боюсь людей и меньше всего мне хочется, чтобы меня узнавали в метро или чего-нибудь в этом роде. Я хочу хорошо делать свое дело, приносить людям пользу. Я свою пропащую душу хочу спасти, в первую очередь – воспитать и вырастить себя порядочным человеком. Поэтому я так часто говорю на концертах о чудесах, прощении, любви к ближним – это я себе в первую очередь повторяю, чтобы не забывать, что на самом деле важно. Если вдруг музыка при этом позволяет с голоду не умирать, или даже чашку кофе купить – это даже лучше. Но только не ради славы это все – ради звуков, которые у меня в голове звучат и к пальцам липнут.

Какое место женщины в семье, не отвлекает творчество от личной жизни?

— От чего, простите? Да и как можно говорить «о месте женщины»? Она же не вещь, чтобы стоять, где поставили. Признаться, я уже много лет живу в ослеплении иллюзией, что люди – это не тела, которые по гендерному признаку и наличию половых органов жизненный путь свой выстраивают. Мне все кажется, что это — бессмертные души, которые приходят в этот мир каждый со своей задачей, правом свободного выбора и безграничным запасом господней любви, дарованной им априори. Но это – не точно.

У вас активный гастрольный график, поделитесь ближайшими творческими планами.

— Играть дальше. Эти летом играем на двух очень больших фестивалях в Великобритании, на маленьких и душевных – в России. Осенью планируем выход следующего альбома. Это будет третья часть тетралогии «Сны о Земле».

Спасибо за интервью. Пожелайте что-то нашим читателям.

— Будьте внимательны к людям, которые вас окружают. Помогайте, даже если вас не просят о помощи. Иногда вовремя сказанное доброе слово может спасти жизнь. Помните, что все в мире чудеса делаются через нас и нашими руками.