Сегодня у корреспондента Rockpage.me была возможность узнать о творчестве группы Dissector.

«Dissector» – российская мелодик треш-метал группа, образованная в 1992 году в городе Магадане. Сегодня DISSECTOR существует в студийном варианте, в группу входят участники первого состава – барабанщик Андрей Глухов, бас-гитарист Олег Алёшин и гитарист/вокалист Ян Федяев, проживающие во Владимире, Подмосковье и Москве, соответственно. В 2015 году DISSECTOR выпустили два студийных альбома — “Grey Anguish” и “Pride & Hate”.

11253817_1055559207793775_454998071_n

Расскажите историю создания группы и почему выбрали название DISSECTOR (какие еще были варианты)?

Ян (гитара/вокал): Более-менее организовано звучать мы начали в городе Магадане, в 1992 году под названием «Дистимия», практически в нынешнем составе, за исключением прежнего вокалиста. Через год вокалист стал бывшим, и название сменилось на DISSECTOR. Насколько помню, с названием мы особо не парились, было несколько названий на выбор, помню из них только Igniter. В ту пору мы все зависали на дэт-металле, так что контент и шведские и прочие соответствующие группы были на слуху, и имя себе хотелось иметь побрутальнее. DISSECTOR и выбрали. Сейчас во всём мире существует несколько коллективов с таким именем, но хочется верить, что в 93 году мы были первыми!
История в целом такова. С конца 92 года мы записали несколько первых демок, дали о себе знать несколькими концертами. К 1995 году от старого состава остался один я, да и то уехал на два года. В 1997 году я вернулся в Магадан и стал реанимировать группу с уцелевшими коллегами. Тогда появился новый состав DISSECTOR с участием бывших музыкантов из местных групп Чёрная Месса и Vivarium. Этим составом мы довольно активно и плодотворно проиграли до весны 2002 года, когда я снова уехал из Магадана, но уже окончательно. Потом начался следующий этап в истории группы. В 2006 году я с сессионными музыкантами записал новый материал и выпустил его под именем DISSECTOR в 2007 году в виде EP “Cry For Me”. Параллельно я занимался другим проектом THE LUST и был задействован в группе TARTHARIA, поэтому случались такие большие перерывы.
Примерно с 2009 года первый состав DISSECTOR в лице бас-гитариста Олега Алешина, барабанщика Андрея Глухова и меня, разъехавшиеся по стране, стали удалённо общаться и встречаться в Питере, Москве и Владимире. В 2012 году в честь 20-летия коллектива был выпущен альбом “Not Like Before”, компиляция неизданных студийных треков и демо-записей, накопившихся за последние годы. В ней уже тогда частично приняли участие музыканты DISSECTOR. В 2013 году старый состав стал работать над новым материалом и, по сути, первыми совместными и полноценными релизами за все годы существования. Этот период можно смело назвать новой главой в истории DISSECTOR.

Олег (бас-гитара): Был ещё вариант «Инфекция». Когда возник вопрос с названием, мы скрупулезно изучали словари иностранных слов, какие-то медицинские справочники. Собственно оба названия группы, и Дистимия и, впоследствии Dissector, как раз из области медицины.
Для меня вся эта история началась в далеком 1992 году, когда я учился на втором курсе физмата в Магаданском Университете. Среди моих одногруппников был замечательный гитарист местной панк-рок группы «Клубничный Джем» Дмитрий Малахов. Вообще, тяжелой музыкой я начал увлекаться ещё в 80-ые, но в значительной степени именно благодаря Дмитрию решил стать гитаристом. Он одолжил мне свою гитару (кажется это была легендарная Musima) и не менее легендарный дисторшн «Лель». Я никогда не играл на гитаре, но мне очень хотелось рубить самый тяжелый метал. Единственный аккорд, который я запомнил, Power Chord, в отличие от других выглядел незамысловато, но что бы его брать, нужно было методично и терпеливо учиться ставить три пальца очень сложным образом, а мне категорически срочно требовалось играть метал. Тут в мою голову пришла идея опустить Ми на два тона, и теперь я мог брать Power Chord одним пальцем, не рискуя сломать остальные. Вот и всё, в мире появился ещё один ритм-гитарист. «Лель» жужжала просто адски, я переиграл весь Slayer, Sepultura, Holy Moses, и даже что-то сочинил. Оставалось собрать свою банду. Вскоре я познакомился с вокалистом Владимиром Яркеевым, и в поисках репточки мы узнали, что в университете кто-то репетирует, играют треш и вроде бы им нужен вокалист и гитарист… Дальше Андрей расскажет…

Андрей (барабаны): Ну, собственно, все так и было. Мы с Яном и нашим первым вокалистом Вовкой Яркеевым остались без басиста. До этого, место за этим инструментом занимала…девушка. Это была супруга крутого в те годы в Магадане гитариста и идейного локомотива трэш-группы «Полигон» — Макуса. В обновленном составе мы дали первый в нашей жизни концерт – в 1993 году в Медучилище в том же славном городе Магадане. Народу было не много, но для нас все это было волнительно, и прошло, по-моему, круто! А дальше была работа, сочиняли, что-то как-то записывали, меняли места репточек, выступали на местных концертах в ДК, на днях города и прочее. Вскоре расстались с Вованом, и Ян теперь совмещал роли композитора, гитариста, текстовика и теперь ещё и вокалиста. Позже к нам присоединился второй гитарист Алексей Баханов. В 1994 году мы дали крутой концерт в Пединституте, а весной 1995 годы я был вынужден свалить, так сказать, на ПМЖ в г. Владимир…

У вас в этом году состоялось два релиза, расскажите, как за такой короткий период времени вам удалось записать столько материала?

Ян: Если учесть еще кассетные, цифровые и промо-релизы, то их за этот год было больше, чем два. И это далеко не весь материал, который удалось в этом году реализовать, хотя такой задачи и не стояло. Обычно я сочиняю перед очередной записью много песен, с большим запасом. Так вышло и на этот раз. Когда мы начали работу над новым материалом в 2013 году, всё это в итоге вылилось примерно в 30 треков, которые постепенно доделываются до сих пор. Часть готового материала мы использовали для полноформатного альбома “Grey Anguish” и для последующего EP “Pride & Hate”. На сегодняшний день, это лучшее, что мы смогли предложить по качеству и творчеству. У нас в запасе всё ещё лежит материал для полноценного альбома, доделанный на 95 процентов. Когда-нибудь мы эти песни, конечно же, реализуем, в том или ином виде. Правда, сейчас уже вовсю идёт сочинение очередных 30 песен (судя по всему), и это нехило вдохновляет. Так что отсутствием вдохновения не страдаем. Жаль, что музыка сочиняется гораздо быстрее, чем записывается, но пока по разным причинам такие условия игры приходится принимать.

Олег: На самом деле работа над этим материалом велась более двух лет. Бас на новые демо я начал записывать в декабре 2012 года, и за пару месяцев сделал партии на десяток песен. Затем, Андрей записал барабаны, а Ян сделал в Талине ещё несколько новых демок. В январе 2014 года я приобрел новый инструмент, и приступил к записи партий для свежего материала, а заодно перезаписал старые партии уже на новом басе и под новые барабаны. Получалось не быстро, т.к. записывать я мог только в выходные, а их в 2014 году было не много, из-за плотного графика на моей работе. В итоге треки для «Pride & Hate» я отправил Яну в середине февраля этого года. Кстати, не весь записанный в этот период материал вошел в релизы, несколько готовых песен ещё ждут своего часа.

11225935_1055559267793769_1914873126_n

В какой студии вы записывали, и кто вам помог с аранжировками?

Ян: Каждый альбом DISSECTOR записывается в разных студиях с разными звукоинженерами, аранжируем себя сами. Хотя поработать с европейским метал-продюсером не отказались бы, так что есть ещё куда расти. Песни последних двух лет записывали в Таллине, с моим коллегой по группе TARTHARIA Игорем Анохиным (гитары), в Санкт-Петербурге с Алексеем Болотовым (гитары), Алексеем Искровым (барабаны) и Сеней Обломкиным (вокал), а также во Владимире, в студии Medium с Евгением Переседовым (барабаны). А бас-гитару Олег записывает у себя на домашней студии. И, конечно же, упомянем гостей на последних двух релизах. Это бывшая вокалистка The Lust Мирла, записавшая партию вокала в песне “Keep My Trust”, питерские электронные музыканты DJ Q-Ran и Elektro-Senka, предоставившие свои эксклюзивные ремиксы наших песен, и вокалистка группы Decadence Dust Анна, написавшая текст и спевшая в треке “Paradise”. Надеемся, это не последняя наша с ней совместная работа. Скорее всего, новый материал будем записывать с теми же проверенными людьми, только сводить будем не в России.

Олег: Бас записываю на своей домашней студии в Раменском. Мне так удобно, а звуковая аппаратура позволяет это делать в достаточно хорошем качестве. Здесь есть свои плюсы, я финансово не зависим от времени (в нормальной коммерческой студии каждая минута на вес золота), и могу потратить, например, несколько дней на одну песню. Готовую запись отправляю коллегам на согласование. Если в ответ получаю нарекания, перезаписываю и отправляю ещё раз. Такая итеративность однозначно является минусом и приводит к дополнительным временным затратам, но в условиях отсутствия постоянных совместных репетиций, где весь материал многократно проигрывается и коллективно обсуждается, другую альтернативу трудно найти.

Андрей: Барабаны мы записывали в два захода на Питерской студии «RZS Records» Первая сессия была в мае 2013 года, вторая в сентябре. Под строгим присмотром Яна записали порядка 20 вещей, некоторые из которых держим в загашничке.

Расскажите о самом запомнившемся и веселом случае во время записи альбомов.

Ян: Если говорить о последних годах, то со мной лично ничего особенного и весёлого не происходило. Обычно запись проходит в жёстких временных условиях. Так что на угар и веселье времени не остаётся. Но после навёрстываем! Просто люблю рабочую продуктивную обстановку, позволяющую записать быстро и много. Было очень здорово записываться в Таллине на Phantom Pain с Игорем Анохиным. Красивый Старый город (запись как раз проходила в пяти минутах ходьбы от старинных улочек), в целом умиротворяющая атмосфера, приятная компания, это ярко запомнилось. Креативная получилась сессия, легкая, с удовольствием ещё раз такое осуществлю. Ну, и конечно, незабываемые впечатления оставили студийные сессии в финской студии Astia в Лаппеенранте, с Ансси Киппо, где записывались гитары к альбомам “Cry For Me” и частично к “Not Like Before”. После такой «фирмы» в лучшем смысле слова на многие студийные процессы начинаешь смотреть по-другому и предъявлять к себе самому повышенные требования. А если брать ещё более ранние периоды, записи первых демо и просто магаданскую рок-тусовку того времени, то там конечно хватало забавных эпизодов и самопального андеграунда, о которых сейчас вспоминаем с улыбкой.

Олег: В 1992 году мы записывали барабаны на лестнице, где то между вторым и третьим этажом в медучилище. Парень, который нас записывал, Антон, уверял, что только там идеальная акустика.
Демо «Residential Area For Vultures» в 1993 году тоже записывался странным образом. Андрей со своими барабанами был в одном помещении, а Ян, Лекс и я замуровались в какой-то подсобке, что бы звукоизолироваться от барабанов. Записывались все одновременно, целыми песнями. Причем мы не слышали Андрея, а он не слышал нас, и Ян орал на него в звукосниматели своей гитары.

Андрей: На самом деле таких эпизодов было очень много. Конечно, большинство связано именно с выступлениями и записями. Мне на голову во время записи падала стойка с микрофоном, потому как экспериментировали по всякому, вылетали палочки и все такое прочее. Было много веселых мелочей связанных с ритм-секцией. Мы с Олегом постоянно подкалывали друг друга, дипломатично посылали на «..уй» и потом снова работали.

Кто пишет музыку и тексты, или это совместная работа?

Ян: Музыку сочиняю я, иногда и тексты пишу. Раньше текстов сочинял гораздо больше, но в последние годы в соавторах текстов у нас появилось много наших друзей и коллег-музыкантов. Поскольку мы не записываем концептуальных альбомов, то не вижу проблем в том, что тексты порой получаются разношерстными, и каждая песня самостоятельна сама по себе.

Тексты на английском языке, вы планируете за пределы России и что, по вашему мнению, может помочь встать на вершину славы рока?

Ян: Спасибо, вопросом повеселили! Ну, тексты на английском – давняя история, почти всегда пели на английском, поскольку на мой взгляд дэт и треш на русском языке слушается по меньшей мере забавно, а забавным мне быть не хочется. Хотя в свой магаданский период DISSECTOR экспериментировали и с русским языком, и с немецким, но исключительно в рамках каких-то баллад или панкухи. Да, и самое первое демо DISSECTOR, кстати, тоже было на русском языке, но тогда тексты сочинял наш первый вокалист Володя Яркеев. Ко второму демо мы уже конкретно ориентировались на амо-шведский death-metal. Кому нужно помогать встать на вершину славы, я из вопроса не понял, но что касается нас, то у меня к сожалению нет другого рецепта, кроме как сочинять треки дальше, как можно качественнее их записывать и распространять. Просто когда-то, из-за географической удалённости Магадана DISSECTOR потерял очень много времени, хотя мог поймать волну, если бы активно выступал и записывался. Сейчас музыкальный говнобизнес приобрёл неприятно причудливые формы, при которых заниматься тяжметом профессионально и по привычным ранее правилам (лейбл, контракт, вложения в группу, продажа физических носителей) молодой группе уже не представляется возможным. А нам хоть и будет скоро 25 лет, но с такой дискографией мы всё ещё молодой коллектив.

Планируете выступления на фестивалях?

Олег: Нам поступают предложения отправиться в тур по Европе, но сейчас мы больше сосредоточены на студийной работе, записи песен для новых альбомов. Но я все же надеюсь, что Ян когда-нибудь выключит свой хит-конвейер хотя бы на полгода, и у нас появится время для репетиций, туров, клипов и прочей не студийной деятельности.

Ян: Нет, живых выступлений мы не планируем, поскольку живём в разных городах и давно вместе не репетируем. Теоретически, концертная деятельность возможна, но в нашем случае она адски затратна по времени и финансам, так что годы идут, а мы всё так удалённо и работаем. Мы достаточно вкладываемся в доведение до ума студийных треков. Меня вполне устраивает студийная деятельность, люблю сочинять и записывать песни, чем больше, тем лучше. Живые выступления – это, конечно, круто, не спорю. Энергетику живого выступления ни с чем нельзя сравнить. Нас приглашают периодически выступить или поехать в совместное турне. Но начинать решать организационные вопросы, связанные с репетициями и концертами пока не хочется.

Музыка это основная работа или хобби? Чем вы еще увлекаетесь, ваши интересы?

Олег: Моя основная работа – это разработка программного обеспечения. Работа интересная, креативная, и я с удовольствием занимаюсь этим делом вот уже много лет. Дорога до работы и обратно отнимает два-три часа, и это время я заполняю чтением. У меня много книг, и я постоянно приобретаю новые. Люблю фантастику, биологию, астрономию, физику. Люблю смотреть в телескоп на небесные объекты и рассматривать в микроскоп всякую хрень. Среди постоянных интересов не могу не назвать спорт. А музыка, конечно же, хобби. Основное хобби.

Андрей: У меня конечно основное. К сожалению, сейчас у всех много времени занимает работа, бытовые моменты и музыка, конечно, это отдушина.

Ян: Жаль, что музыка в нашем случае пока так и не стала работой. Ну, можно по обманывать себя тем, что всё ещё впереди, но мы прекрасно знаем, в какой стране живём, и как здесь устроено зарабатывание на творчестве. Поэтому стараемся, чтобы это хотя бы доставляло радость нам самим и тем, кому наша музыка действительно нравится. Меня вдохновляет то, что таких людей немало. Так что работа – это работа, хотя я лично люблю свою работу, но ничего более. А музыка — дорогостоящее хобби, пожизненное, живучее и цепкое. И заменять его ничем не хочется. Впрочем, за всех своих коллег говорить не буду, личные интересы – они на то и личные. Мне сложно однозначно определить роль музыки в своей жизни, она вроде как всегда была и остаётся со мной. Даже когда наступают совсем нетворческие периоды и тухлые времена. Сюда же относится коллекционирование дисков и прочая около музыкальная активность. Конечно, путешествия и секс бодрят и иногда дико вдохновляют, но в списке приоритетов они не на первом месте.

Планируете съемки клипа, если да, то на какую песню?

Олег: Хотя не все участники группы меня в этом поддерживают, но я всё-таки надеюсь сделать несколько клипов. Опять же, всё упирается в свободное время. Когда оно есть, приходится выбирать, записывать бас для новых песен, сочинить что-то самому, переделать сайт или поработать с клипом. В итоге побеждает первое, а все остальное так и остается в зачаточном состоянии.

Ян: Да, была идея сделать полурисованый — полупостановочный клип своими силами, и наш бас-гитарист Олег даже уже много для этого сделал. Но из-за текущих записей и прочих житейских мероприятий идея с клипом всё откладывается и откладывается.

Отдыхаете ли вы группой? Или свободное от музыки время вы проводите чаще врозь?

Олег: Мечтаем отправиться вместе на пароме по Скандинавии. Вот это был бы отличный отдых…

Андрей: Это точно, уже столько обмусолили различных вариантов с этим паромом, что может идея и воплотится когда-нибудь.

Ян: Учитывая, что участники DISSECTOR живут в разных городах, время вместе удаётся проводить крайне редко. Конечно, на встречи не нужно летать в Магадан, но даже в Подмосковье не всегда найдётся время приехать. Тем не менее, стараемся по возможности встречаться, когда пересекаемся на студиях, на концертах, когда ненадолго собираемся на даче или в кафе. Но чаще всего всё-таки общаемся по делу. Давно вынашиваем идею куда-нибудь вместе махнуть, чаще всего и с наибольшим энтузиазмом обсуждается паром до Норвегии. Но пока отпуска случаются врозь.

Есть команда, с которой группе DISSECTOR хотелось бы выступить на одной площадке?

Андрей: Мой ответ будет предсказуемым для моих коллег. Они-то знают, что я очень давно являюсь поклонником немецкой команды RAGE. Вот бы подыграть самому герру Вагнеру…

Олег: Понятно, что это не реально, но хотелось бы выступить с Полигонами. Это магаданская треш-метал группа из начала 90-х, с которой мы начинали выступать на одних городских площадках. Парни играли просто чумовой метал высшего качества, и могли бы собирать стадионы в Европе. Но дальше 80-го километра Колымской трассы о них никто и не знал. К сожалению, они давно распались.

Ян: Что ж, потусоваться можно было бы со многими опытными коллективами, даже не обязательно идти с ними на сцену. Им есть что рассказать, и о гастрольной жизни, и о уродствах шоу-бизнеса, ну и самое главное, всегда интересно заглянуть за изнанку музыки, которую ты слушаешь годами. Это и AC/DC, и Carcass, и Paradise Lost, и Slayer, и The Haunted, и десятка два железобетонных треш-метал и мелодик-дэт команд, на музыке которых формировался мой вкус. Да чего там, и с Rammstein, Katatonia и Lacuna Coil было бы здорово пообщаться или даже записать что-то вместе. Интересно было бы выступить и с магаданскими группами, с которыми так или иначе связано начало карьеры – Миссия Антициклон, Полигон, Strawberry Jam, Чёрная Месса…

Ваши пожелания читателям и самому порталу?

Андрей: Хорошей музыки, благополучия, и слушайте Dissector!

Олег: Желаю авторам и читателям портала динамичного развития,
процветания, успехов и долголетия!

Ян: Вашему порталу, конечно же, пожелаю процветания, массовости, стабильности и постоянного расширения аудитории. А читателей в очередной раз призываю посильно поддерживать музыкантов (хотя бы знакомых) словом и делом. Чем больше будет поддержки, тем больше будет хорошей музыки и классных идей.